Из истории формирования антикварного рынка России в XVIII веке

Формирование антикварного рынка в России осуществлялось самобыт­ным путем. В России уже в XVI — XVII вв. было накоплено достаточное коли­чество художественных ценностей. Сокровищница московских царей храни­ла выдающиеся художественные образцы творчества немецких, английских, голландских и шведских мастеров XVI — XVII вв. наряду с ценными памятни­ками византийского, восточного и русского искусства. Послы европейских государств и стран Востока, приезжая в Москву, обязательно приносили в дар московским царям уникальные изделия своих мастеров. Постепенно дары эти складывались в своеобразную государственную коллекцию.

Огромные художественные ценности хранили соборы Московско­го Кремля и многочисленные храмы и монастыри во Владимире, Суздале, Пскове, Великом Новгороде. Они украшались иконами — творениями грече­ских и русских иконописцев, а также предметами церковного обихода: чаша­ми, купелями, дарохранительницами, крестами, кадилами. Западноевропей­ской живописи в современном понимании Москва не знала. Лишь портреты царствующих особ заказывались европейским художникам, которые появи­лись в Москве к XVII в. Но в Москве XVII в. широко были распространены иностранные гравюры, называемые в ту эпоху «фряжскими листами». Ими украшали стены покоев в кремлевских дворцах и боярские палаты. Русские художники писали тогда парсуны, которые носили полуремесленный харак­тер. У заезжих иностранных купцов московские цари покупали заморские диковины. Но эти редкие приобретения назвать рынком еще нельзя.

Антикварная торговля в России возникла в связи с религиозными ре­формами Патриарха Никона (1605 — 1681). С 1660-х гг. в связи с гонениями на старообрядчество началась тайная торговля дониконовскими книгами, иконами и культовыми предметами. Старообрядцы разыскивали раритеты через посредников и верных людей. Появился спрос, появилось и торговое предложение. Центром такой торговли становится Макарьевская оптовая летняя ярмарка в Нижегородском уезде, у стен Троицкого Макарьева Желтоводского монастыря — на широком берегу Волги. Огромное, многолюдное торжище, куда съезжались торговцы со всех концов России, начиналось с первых теплых дней и длилось все лето, вплоть до осенних холодов. Здесь было удобно найти выгодных клиентов и при необходимости затеряться. Старые книги свозили сюда возами со всех отдаленных районов России.

На протяжении XVII — XVIII вв. Макарьевская ярмарка была традици­онным местом торговли стариной. В 1816 г. после грандиозного пожара она была перенесена в Нижний Новгород. Торговые ряды на несколько километров тянулись вдоль левого берега Волги. Здесь традиционно торговали нижегородцы, обязательно приезжали москвичи, а также торговцы из Астрахани, Туркестана и даже Персии. У них московские собиратели актив­но покупали восточную старину. Представители крупнейших российских коллекционеров специально приезжали на ярмарку в поисках древних рус­ских книг.

Петр I был первым российским коллекционером, который осознанно приобретал предметы для своего собрания. Он первым в России стал соз­давать государственные основы для организации антикварной торговли. Гравюры, редкие книги, географические карты и всяческие заморские редко­сти будущий император впервые увидел в доме своего учителя голландского языка Андрея Виниуса (1641 — 1717), который был родом из Амстердама. Этот город во второй половине XVII в. был международным антикварным центром. Во время своего первого царского визита в Западную Европу в со­ставе Великого посольства 1697 — 1698 гг. Петр уже сам увидел в ратушах и домах богатых голландцев собрания картин и заморских древностей. Тог­да он и стал приобретать картины и редкости для своей коллекции. Все его приобретения поступали в Императорский кабинет, как позже была названа личная коллекция Петра I. Первый русский коллекционер определил и раз­нообразнейшие направления собирательства. Список собранных Петром предметов невероятно обширный — от оружия и картин до анатомических и зоологических диковин.

Самой интересной, пожалуй, была т. н. Сибирская коллекция. Началась она с подношений Акинфия Демидова — владельца уральских и сибирских земель. В 1715 г. Демидов преподнес Екатерине I двадцать золотых вещиц — фигурки и украшения невиданной красоты. Это были находки из сибирских курганов. Затем последовал петровский указ об обязательном поступлении всех подобных находок в его коллекцию. Так сложилось первое в России со­брание искусства «вымерших народов». Петр I считал собирательство делом государственной важности. Европа с ее уважением и любовью к искусствам поразила русского императора. В 1717 г., во время его второго путешествия в Голландию, на аукционе в Амстердаме уже было куплено 117 картин, в том числе полотно Рембрандта «Прощание Давида с Ионафаном». Петр, как из­вестно, любил море и корабли, а потому в этой большой императорской за­купке оказалось много морских пейзажей и изображений кораблей, в том числе и полотна довольно посредственного живописца Адама Силло. Он создавал суховатые картины, но очень точные в деталях. Это были своео­бразные иллюстрации к корабельному делу.

Петровские реформы в числе многих преобразований вывели Рос­сию на европейский художественный рынок. А.Д. Меншиков (1673 — 1729), Ф. М. Апраксин (1671 — 1728) и русские послы Ю. И. Кологривов и Б. И. Куракин (1676 — 1727) привозили из своих загра­ ничных путешествий картины и скульптуры, а также различные диковины и изысканные предметы обихода, выполненные не только европейскими, но и китайскими мастерами.

Петр I поощрял иностранных художников, приезжавших для работы в Россию, и всячески содействовал продажам их произведений. Публичные продажи привозимых купцами товаров проводились в самых различных местах Санкт-Петербурга и по самым разнообразным ценам. Стремясь упорядочить подобную торговлю, Петр I в июне 1714 г. подписывает специ­альный Указ 2822 о публичных торгах, который заложил государственные основы регулирования публичной торговли, в том числе и художественны­ми предметами.

Товары, которые готовились к продаже, временно хранились на скла­дах-амбарах Морской таможни, уже построенной к тому времени на Тро­ицкой площади. Там эти товары разбирались партиями по номерам, заранее публиковались списки и порядок торгов. В последующих указах детально расписывалась сама процедура торгов, порядок деятельности аукционистов, определен аукционный сбор.

В сенатском указе 1723 г. рекомендовалось впредь «построить хоромы и анбар в пристойном месте». Эти «хоромы» и начали строить. Так возник­ли специальные аукционные камеры. Поражает в петровских указах проду­манность всего процесса аукционных торгов и их детальная последователь­ность. Поэтому на петровские указы опиралось и последующее российское законодательство в этой области.

Аукционная торговля не сразу прижилась в Петербурге. Но уже начи­ная с 1730 г. в «Санкт-Петербургских ведомостях» регулярно появляются объявления о предстоящих торгах, где картины шли в общем списке товара. Изредка печатались и специальные объявления: «2 апреля 1733 года в на­чале 5 часа имеют в доме генерала Ле Форта через маклера Павла Тамеца быть проданы различные живописные картины, зеркала, ящики, кабинеты». И если обиходные вещи обычно продавались в утренние часы, то время про­ведения художественных аукционов передвигалось на вторую половину дня. Это свидетельствовало о том, что подобные аукционы длились недолго и на них съезжались люди знатные, занятые поутру государственной службой.

Практически за три столетия процедура торгов не изменилась. Те же каталоги, т.е. «книги», описи лотов — «нотиции пожитков», торговый сбор — аукционные проценты и даже отбивка продажи — удары в медный таз, ко­торые впоследствии, уже в 1799 г., были заменены отбивкой деревянным молотком.

Начинания Петра I по государственному регулированию антикварной торговли продолжала и совершенствовала Анна Иоанновна. Именно при ней публичные торги стали называться «аукционными». Указ от 17 марта 1733 г. звучал довольно тяжеловесно: «О подведомстве Аукционной камеры Конторе Канцелярии конфискации и о бытии при продаже с аукционного торга конфискованных пожитков публичному маклеру». В нем детально и подробно определялась деятельность аукционистов.

Аукционная камера находилась на территории старого Гостиного дво­ра, впоследствии он сгорел. Особый маклер должен был присутствовать при продаже вещей умерших владельцев, а именно среди таковых и было много картин и других художественных предметов. Аукционная торговля постоянно находилась под государственным «присмотром». Аукционист был присяжным. Присяга гарантировала «чистоту» аукционных торгов. Для соблюдения государственных интересов — полного сбора таможенных пошлин на аукционах присутствовал таможенный служитель, который и присматривал за купцами, пожелавшими продать беспошлинный товар. Фигура аукциониста становилась все более важной в сфере публичных торгов. С одной стороны, они постоянно отстаивали свои права, а с дру­гой — государство с их помощью совершенствовало условия и приемы аук­ционной торговли.

Аукционное дело было занятием доходным. Монополия известных пу­бличных аукционистов защищалась государственным указом. Аукционисты на основании данной им Инструкции в 1774 г. получали за свой труд от хо­зяина вещей по 3 копейки с рубля, чем и содержали контору служителей.

Аукционное дело было частным предприятием, функционировало в строго регламентированных государственных рамках и уложениях. И в от­личие от Европы оно было раздробленным, а не централизованным. Суще­ствовали Аукционные Камеры, но не было единого Аукционного дома, как в Вене, Лондоне или Париже.

На протяжении всего XVIII в. торговля художественными произведе­ниями велась, преимущественно, в Петербурге. Формы ее были самые раз­нообразные. В конце века на арене художественного рынка стали появляться русские торговцы, которые успешно конкурировали с иностранцами. Гости­ный Двор был и оставался долгие годы не только центральным торговым местом Петербурга, но и признанным «антикварным» центром города.

Начиная с петровского времени Россия интенсивно обогащается ми­ровыми художественными памятниками — картинами, скульптурами и из­делиями европейских и восточных мастеров. Привозимые картины и пред­меты интерьера распродавались на аукционах, продавались и обменивались между владельцами художественных произведений — и таким образом фор­мировался внутренний российский антикварный рынок. Это был этап на­копления и первичного оборота антиквариата. К концу XVIII в. торговля художественными товарами приобрела большие масштабы и достаточное разнообразие. Привезенные в Россию в эту эпоху картины, гравюры, скуль­птуры и прочие заморские редкости в последующем — XIX в. становятся ос­новным антикварным товаром.

Статья подготовлена на основе исторических справок творческой бригадой магазина Гжель Люкс, в котором можно купить гжель знаменитых и современных мастеров для коллекционирования.

 

skupkachasov.ru
Оценка на сайте бесплатно или выезд на дом.
Выплата всей суммы на месте.

Если вам понравился наш блог, будем благодарны, если поделитесь этой статьей в социальных сетях 🙂

spacer

6 comments on “Из истории формирования антикварного рынка России в XVIII веке

    1. Винтажик

      Анна, гжель продается у наших партнеров, ссылки в конце статьи.

  1. Леонид

    ЭЭЭх, спасибо за воспоминания. Бабушка у меня занималась росписью, всю жизнь проработала на фабрике.

  2. Оксана

    ОЙ, спасибо вам за отличную статью! Давно искала гжель хорошего качества, теперь знаю где купить)

  3. Евгения

    увлекательно, прочитала все! Обожаю историю!

Leave a reply